Образумьте Тверских чиновников - спасите исконные рыбацкие деревни!

By in , ,
Образумьте Тверских чиновников - спасите исконные рыбацкие деревни!

Как жемчужина Валдая стала болотом и помойкой.

Озеро Селигер является рыбохозяйственным объектом высшей категории. Испокон веков оно кормило людей живущих на его берегах, обеспечивало их достойной работой, а воднобиологические ресурсы казались неисчерпаемы. Но так было до того момента, пока Тверское Правительство, не пошло на поводу дилетантов, слабо разбирающихся в воднобиологических процессах и не имеющих представления о сохранении рыбных запасов. Региональные чиновники определили виновным профессионального рыбака, а упор сделали на запрет промыслового лова и развития пресловутого Туризма.

То что Селигер тысячи лет давал работу и пищу населению, то что именно профессиональному рыбаку Осташков обязан статусом города, то что уловы на протяжении последних столетий рыболовецкой практики были стабильны, не стали для ответственных чиновников аргументами. Решение было принято и 13 лет назад по всей Тверской области был запрещен промышленный лов , что стало началом развала целой отрасли крупнейшего региона Центральной России.

Что же стоит на практике за этим запретом? Оказалось, что Тверские водоемы лишились права ведения на них хозяйственной деятельности, это не говоря о том, что десятки тысяч селян лишились любимой, а порой и единственной работы, а населения 6-7 тонн дикой рыбы. По сути Тверские водоемы лишились водно-мелиоративных работ, которые проводились профессиональный рыбаками в преддверии каждого сезона. Это только для дилетантов и невежд работа рыбака заключается использование рыбных ресурсов, на практике это тяжелый труд и что бы поймать рыбку сегодня, нужно работать за несколько лет до этого.

Тот же селигерский лещ становится половозрелым на 7-8 году жизни, а это значит, что 8 лет назад нужно подготовить и обеспечить процесс нереста. На нерестовых участках чистились протоки, что бы малек вовремя ушел, а не погиб при спаде воды, устанавливались искусственные нерестилища , та же охрана и контроль ложилась полностью на рыбаков, а на не понятных инспекторов. И это только начало, в последствии за каждым локальным стадом леща велось постоянное наблюдение и были случаи, кода назревал летний замор, рыбаки пересаживали малька из одного плеса в другой.

Так и это еще не все: каждый новый рыболовецкий сезон начинался для рыбака с подготовки каждого рыболовецкого участка. Чтобы пройти по тоне один раз сплавными сетями, требовалось несколько недель чистить его от мусора и топляка и такая же история была с береговой полосой, только по этому Селигер оставался долгие годы чистым. Теперь даже если берега как-то чистят, то про сам Селигер уже никто не думает.

Кроме леща в Селигере ловились еще десяток товарных видов рыб и с каждым видом велась похожая работа – контроль от нереста и до товарной стадии, и, если в процессе роста на отдельных участках возникала вспышка определенных болезней, то силами рыбаков данный участок локализовался, а зараженная рыба тотально вылавливалась. Именно так и никак по-другому рыбаки поддерживали рыбное поголовье в здоровом состоянии. Кроме того сама природа помогала или подсказывала, как можно бороться с тем или иным заболеванием рыб. Если сегодня лигулез (солитер) карповых принял массовый характер, то раньше с ним боролись, делая упор на развитие видов рыб, которые массово поедают зараженный планктон, но не болеют и не являются переносчиками этой заразы. На Селигере это снеток ряпушка и одно время , заселенная пелядь и сиг.

С запретом промысла прекратилась работа по вселению сиговых и резко сократилось поголовье снетка. Осташи еще помнят тот огуречный аромат, что разносился по городу, когда начиналась снетковая путина. Эта рыба нереститься один раз в жизни и после нереста погибает, превращаясь в органику, по этому лов снетка в нерест и был целесообразен и оправдан в том случае, что ризцы служили искусственными нерестилищами и не убирались с воды, пока полностью не пройдет период оплодотворения икры, что в свою очередь обеспечивало и гарантировало не меньшие уловы на следующие года. Теперь же народ забыл вкус этой рыбы, стада её сократились, а заболевания карповых (лещ, плотва, толстолобик, белый амур) приняли массовый характер, а причина всего этого – простое человеческое невежество.

Нам пытаются объяснить, что армия туристов нам должна заменить доход от развалившейся рыбной отрасли, но мы же видим , как Селигер неминуемо приближается к экологической катастрофе, всплывают фенольные пятна, наши дети купаются в непонятно какого состояния воде, в которой рыба плавает к верху брюхом, по берегу из-за мусора и тресты не пройти ни босиком, ни в обуви. Рыбацкие деревни, которые старше  США в два-три раза, доживают свой последний век. И всё это – результат одного невежественного решения о запрете промыслового лова.

А тем временем, к примеру, за май месяц в округе родилось 9 человек, а умерло 62 и это главный ИТОГ работы наших “эффективных” менеджеров.

У меня только один вопрос к “нашим” чиновникам и депутатам: почему нельзя развивать туризм, не разрушая остального? Причем того, что  нам дано Природой и Богом?

IGorev2019

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

IGorev2019

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 18-07-2019
Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *