Дороги, мусор и... сельский предприниматель на грани разорения

By in ,
Дороги, мусор и... сельский предприниматель на грани разорения
Предприниматели в российской глубинке начали сами решать одну из двух “сакральных” проблем России. Они делают плитку из пластика и добавляют шины в асфальт, чтобы дороги стали дешевле и долговечнее. Но внимание на такие разработки обращают мало. Лайф разбирался, кто ищет способы решить проблему, а кто — причины им помешать.

Прошлым летом Артём Беломестнов шёл по родной Петропавловке и думал: “Две проблемы у села: дороги и мусор”. Вокруг размытых дорог и разбитых тротуаров красовались горы пластиковых пакетов и бутылок. И тут Артём понял: настал черёд решать обе проблемы сразу. Вспомнил, как прочитал в Интернете о технологии переработки пластика в полимеропесчаную плитку. Артём пошёл в “Россельхозбанк” и взял кредит на сумму более 3 млн рублей. Добавил ещё 1 млн из собственных денег и открыл цех. Этим летом наладил производство, а уже в сентябре оказался на гране банкротства.

В свои 37 лет Артём в селе человек известный. Ещё в 2009 году он открыл собственный мебельный цех. Думал, что жизнь налаживается. Дело пошло в гору. Спрос на мебель был хороший. И в прошлом году казалось, что тротуарная плитка окажется куда более прибыльным проектом.

Фото: © РИА Новости/Лаура Коробкова
Фото: © РИА Новости/Лаура Коробкова

Бизнес будущего

Петропавловка — небольшое село в Джидинском районе Бурятии — региона с одними из самых плохих дорог в стране. Но и Бурятия не уникальна. Плохие дороги до сих пор главный бич российской глубинки. Казалось бы, что может быть более выгодным бизнесом в стране, где главная проблема — отсутствие дорог? Артёму казалось, что он предлагает местным властям дешёвый способ решить одну из главных проблем республики.

Автор:
НВ
Нина Важдаева

Всё это было в 2016-ом. Прошло еще почти три года. 

Из пластиковой тары Артем Беломестнов плитку больше не делает. Перешел на целлофановые пакеты и упаковочную пленку. Плитка стала на два сантиметра тоньше, вдвое легче и главное, крепче.

Упаковку ему приносят односельчане. На сдаче целлофана и полиэтилена можно немного заработать.

Виктор Елисеев, житель с. Петропавловка: “По мере накопления дома, я просто приношу сюда. Я не засоряю атмосферу, природу берегу и приношу определенную пользу”.

Улучшенная плитка теперь может быть не только черной, но и коричневой, синей, зеленой и даже белой – как пожелают заказчики. Правда, их у Артема мало. Большинству жителей Петропавловки его покрытие по 500 рублей за метр не по карману. Рекламу предприниматель не дает – не на что. Были заказы от улан-удэнского авиазавода, районной администрации и нескольких частных компаний. Главную площадь в селе выложили плиткой, сделанной Артемом. Но регулярного сбыта он так и не наладил: торговым сетям не нравится цена его продукции.

Артем Беломестнов, предприниматель: “У меня стоит 500-550 за квадратный метр, а они мне обозначили 400-450 рублей, не выше. А свои цены ставят потом 700-800 рублей за квадратный метр. Соответственно люди ее вообще брать не будут!”

Без постоянных продаж Артем не может расплатиться по кредиту в два с половиной миллиона, которые брал на оснащение цеха. Он попросил помощи в региональном министерстве промышленности. Чиновники рекомендовали подать заявку на субсидию для начинающих предпринимателей – им возмещают половину затрат на оборудование. Но получить деньги могут только те, у кого нет просроченных платежей. Узнав об этом, Артем собирать документы не стал. Тогда ему предложили пройти бесплатное бизнес-обучение.

Екатерина Кочетова, заместитель министра промышленности и торговли Республики Бурятия: “Есть обучающие семинары, как именно позиционировать свой товар на рынке, как продать, где найти. То есть, поучаствовав в таких курсах, перестраивается формат предпринимателя. Я понимаю, что он может быть очень хороший технолог, но он не экономист, не контрактный управляющий, не знает куда зайти, с чего начать”.

 

Артем говорит, ему не нужны навыки по продвижению. Он рассчитывал, что региональные чиновники заинтересуются его производством качественного покрытия из вредных для экологии отходов. В прошлом году он переработал восемь тонн полиэтилена. Может переработать в пять раз больше. Но банк уже подал против Артема судебный иск. И предприниматель не исключает, что ему придется продать оборудование, чтобы погасить задолженность, а после – свернуть бизнес.

В России компании и жители страны ежегодно покупают почти два миллиона тонн изделий из пластика. Больше половины из них, такие как пакеты и бутылки – с коротким сроком службы и очень быстро превращаются в отходы – это более миллиона тонн ежегодно. При этом предприятия перерабатывают всего лишь 200 тысяч тонн полиэтилена в год. Остальные 900 тысяч тонн отправляются на свалки.

Получается, что любой пакет, выброшенный в мусорное ведро и не превращенный в дальнейшем в полимерпесчаное изделие – ту же плитку или черепицу, практически без вариантов оказывается на полигоне или несанкционированной свалке и остается там буквально на сотни лет. Именно поэтому в Петербурге, где работает движение «РазДельный Сбор», и других городах России проводятся различные акции или действуют стационарные пункты по приему мягких пластиков, попадающих впоследствии к переработчикам. «Вторсырье, собранное раздельно, каким-никаким спросом, но пользуется всегда, в первую очередь потому, что оно чистое и не требует дальнейшей обработки, – объясняет Софья Климова, – а тот пластик, который сортируют на полигонах ТБО, загрязнен органикой, его надо вымывать».

8f903cabad370804233c385b57404448.jpgСвалка в Улан-Удэ, доставляющая немало хлопот местным жителям. 

Бурятские чиновники много говорят про раздельный сбор и даже любуются инновационными мусорными баками, сделанными в Улан-Удэ, но в реальности предварительной сортировки отходов в регионе просто не существует, как не существует и перерабатывающей промышленности, нуждающейся в сырье – за исключением заводика Артема Беломестнова и нескольких других предприятий. Сам бизнесмен всеми силами привлекает внимание региональных властей. На этой неделе вопрос помощи его заводу поднимался на заседании народного хурала – аналога региональной думы, однако никакого конкретного решения пока не принято. При этом спасать завод нужно срочно.

«Мы не просим ни у кого денег, – сказал Артем, – тут уж не до халявы – была бы работа. Сейчас повсеместно идут стройки, идет благоустройство, так дайте нам хотя бы небольшую заявку на тысячу квадратов, на две тысячи. Появилась бы заявка на 10 тысяч квадратов, мы бы рассчитались с большинством долгов». Понятно, что единовременная заявка такого объема едва ли может прийти от частного заказчика – остается рассчитывать на госконтракты, в конкурсах на которые завод Артема не участвует из-за того, что полимерпесчаная плитка хоть и превосходит по износостойкости бетонную, но проигрывает в цене. Цена в данном случае – единственный значимый фактор, никаких специальных пунктов об экологичности продукции в таких документах нет. Как нет в России и программ поддержки переработчиков вторсырья.

«В идеале должны быть специальные механизмы поддержки, – говорит Софья Климова, – например, продукция, выпущенная с использованием вторичных ресурсов, могла бы иметь преимущества при госзакупках. В этом случае у переработчиков был бы гарантированный рынок сбыта. Но таких условий нет».

0

Просмотров: 0

Автор публикации

не в сети 7 часов

admin

1
Комментарии: 0Публикации: 689Регистрация: 27-12-2018
Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *